Почтовые записки: Никто

Почтовые записки: Никто

by Ashes


Для кого-то 18 лет – взлет в жизни. Еще бы, школа, поступление в ВУЗ, экзаменационные баталии позади, впереди – счастливые годы студенчества и жизнь! Но не для меня. Не сложилось. Я честно поставила крест на себе, забилась в первую попавшуюся дыру и настроилась плыть по течению. Дыра была не особо комфортной, ибо комфорт я полагала за высшее зло для себя, но вполне выживаемой и даже приносящей плохонький, но доход – почта.

В те далекие времена люди еще писали друг другу длинные бумажные письма, и мне даже нравилось набивать ими сумку, сверху загружать газеты и выходить на маршрут. Люди, почтовые ящики, хрустящие ромбики писем – судьбы проходили перед глазами, не касаясь меня, но позволяя наблюдать и думать. Иногда завидовать, иногда мечтать. Это было сродни подглядыванию в замочную скважину: чужая жизнь дарила вдруг всполох яркой краски и можно было долго пережевывать ее, возвращаясь вечером в пустую холодную квартиру.

Для более эргономичной транспортировки почты я сшила себе две сумки. Они составляли пару и тяжелые газеты можно было уравновесить так, чтобы спокойно передвигаться, не боясь завалится на один бок.

Первые месяцы работа шла хорошо. Людям пришлась по вкусу девочка-почтальон: я была аккуратна, исполнительна, а некоторым бабушкам доставляла письма прямо в квартиру, поднимаясь для этого на четвертый этаж.

В зону моего обслуживания входил и квартал, где, как грибы после дождя, внезапно выросли шикарные особняки. Они просто поражали своей красотой разной степени направленности, иногда в меру упитанной, но прозрачно намекавшей, что внутри все гораздо круче, иногда крикливой и несуразной.

Я не любила носить туда почту. Даже в самые тяжелые морозы хозяева волшебных замков никогда не приглашали в дом, заставляя дожидаться у ворот, пока кто-нибудь не выйдет и не распишется за корреспонденцию.

В тот вечер столбик термометра опустился до -30. Закутавшись в старый, но очень теплый пуховик, надев валенки, я вышла на маршрут. Почты было не много, но оставалась пара писем в нелюбимый квартал.

Мороз крепчал и к ажурным чугунным воротам я добралась почти бегом. Позвонила. Немного подвигалась камера наружного слежения и хрипло ожило переговорное устройство:

— Кто?

— Почтальон. Вам заказное письмо.

Замок звучно щелкнул и дверь чуть отворилась. Я толкнула ее сильнее и прошла во внутренний дворик. На встречу из дома, чуть пришлепывая домашними тапочками, вышел мужчина.

Сделав к нему пару шагов, я увидела, как следом, из дома, вынеслись два огромных добермана. Обогнав хозяина, они рванулись прямой наводкой ко мне. Зло рыча, брызгая слюной, два зверя непочтительно прикусывали рукава пуховика, пытаясь добраться до рук:

— Аааа! Отзовите их!

— Чего орешь? Они грязь в рот не берут…

И, презрительно окинув меня взглядом, он забрал письма и пошел назад, в дом.

Я тихо вернулась на почту и сидела там до самого закрытия. Пила горячий кипяток и давилась им пополам со слезами. Не умея отпустить обиду, мне трудно было понять того, кто может вот так, походя, ударить словом.

И знаете, встречая человека, чей внешний облик вызывает во мне не самые лучшие чувства, я резко осаживаю себя. И никогда, никогда с тех пор не делаю поспешных выводов.

 Блоги пользователей.

 Оставить комментарий | No VKontakte comments
 

Комментировать